Бактериальный ожог плодовых культур. Как вылечить бактериальный ожог груши, советы садоводам Бактериальный ожог лечение

Прошло пять лет, как я написал первую статью о лечении груш антибиотиками. Но эта болезнь распространяется по всему миру со страшной скоростью и захватывает территорию нашей страны все дальше: с юга на север, с запада на восток.

Почему лекарства от этой болезни не работают?

Раньше в садах использовали препараты меди, а теперь – чисто химические , убивающие полезные грибы. Тридцать лет назад не приживалась на дереве, медь, обычная блокировала ее размножение, и симбионтные растению грибы и бактерии, которых было больше, ее тоже уничтожали.

Сейчас все чаще возникают молниеносные формы болезни , садовод опаздывает с лечением, ведь когда эрвиния проникла под кору в камбий, когда во всех сосудах миллиарды бурно делящихся бактерий эрвинии, убить ее невозможно. Яда не хватит.


В новых условиях нам надо знать слабые места этой бактерии и бить по ней в этот момент.

Эрвиния пришла из США

В узком смысле тяжелые формы бактериального ожога вызывает только один агент - бактерия Erwinia amylovora , притом не наша местная, а завезенная из теплых районов США и именно оттуда распространившаяся по всему миру.

Только она, если уж прижилась в саду, вызывает почернение и усыхание не отдельных веточек или листиков, а «почернение» и гибель деревьев на огромных территориях, только она имеет особые гены для этого, и этих генов нет у местных эрвиний.


В широком смысле «бактериальный ожог» в садах России был и до прихода эрвинии-«американки». В местах поражения и еще 50 лет назад бактериологические исследования находили бактерию, отличную от Erwinia amylovora, хотя и очень похожую, у нее не было генов, определяющих высокую патогенность.

Американка работает вместе с местной псевдомоной и грибами

В настоящее время в садах, где свирепствует типичный бактериальный ожог, при посевах выделяются несколько патогенных бактерий. Это и типичная «американка», а вместе с ней – местная слабопатогенная эрвиния и местная очень патогенная Pseudomonas syringae . То есть несколько разных бактерий встречаются вместе в пораженном очаге - старые из прошлого века и новые.

Кроме этого, в садах, где находили единичные симптомы бактериального ожога, часто обнаруживались очаги с плодами, покрытыми пятнами отмершей ткани c концентрическими кольцами конидиального спороношения. Это работа возбудителя плодовой гнили семечковых - гриба Monilia fructigena .


На листьях, побегах и плодах растений были отмечены симптомы поражения возбудителем яблони грибом Venturia inaequalis в виде бархатистых оливково-оранжевых пятен.

Для садоводов я специально акцентирую на этом внимание . Если вы видите в своем саду единичный очаг поражения растений, похожий на бактериальные ожог, это, скорее всего, беспредельничают местные бактерии на ослабленных плохой экологией растениях, а эрвиния, если она проникла, ведет себя вначале тихо.

А вот если в соседних больших садах вы видите массовые усыхания груш и яблонь с признаками бактериального ожога, помните : скоро иностранная бактерия придет к вам, покажет себя во всей красе, и надо срочно принимать меры.

Первые симптомы бактериального ожога

Первые симптомы, которые подскажут вам, что у вас в саду настоящий бактериальный ожог, следующие:


На своих растениях вы обнаружите изогнутые в виде крючка усохшие молодые побеги, молочно-белый, буреющий на воздухе экссудат.


На побегах и цветоножках – усохшие цветки и мумифицированные плоды. Но помните : некоторые возбудители также способны вызывать выделение экссудата. Однако при поражении бактериями E. amylovora, в отличие от возбудителя бактериального рака Pseudomanas syringae, выделяется мутный, а не прозрачный экссудат. Кроме того, древесина, пораженная бактериальным раком плодовых, становится черного, а не рыжего цвета, как при поражении эрвинией.


Обязательно загляните в соседние молодые сады, именно в молодых садах на растениях можно раньше всего обнаружить типичные симптомы поражения патогенными бактериями E. amylovora: молочно-белый экссудат, буреющий на воздухе; усыхающие в виде пастушьего посоха побеги, а также мумифицированные плоды.

Почему грибы и бактерии работают вместе

Ученые в последние годы пересмотрели свое отношение к плодовых, как к заболеваниям, вызванным конкретными грибами.

Если вы в своем саду увидели ветки, поражённые цитоспорозом, помните: цитоспороз вызывает гриб Cytospora leucostoma , C.cincta. Но вначале в , в трещины коры попадает бактерия, затем присоединяется гриб, и далее идет совместное развитие грибков с бактерией Pseudomonas syringae van Hall. как единый патологический процесс.


То же самое вы видите при и бактериальном некрозе косточковых. Вначале на пестик попадает бактерия, затем присоединяется гриб монилии, и мы видим усыхающие цветоножки. Лечить такие грибные болезни чистыми фунгицидами, например известными препаратами Скор и Хорус, – значит не получить эффекта. Единый процесс, вызываемый совместно бактерией и грибом, надо лечить фунгицидами на основе меди или цинка , а еще лучше – препаратами типа Фитолавин (антибиотик бактерицидного и фунгицидного действия).

А теперь внимание.

4. Четвертая особенность эрвинии - в теплую влажную погоду она способна размножаться в каплях воды!

Миллионы миллионов капсул спящей эрвинии за считанные дни благоприятной погоды превращаются в миллиарды миллиардов. Ни одна цикадка, ни одна или не останется без инфекции, если на нее попадет такая капля. И все они пойдут на молодые, отрастающие весной побеги подкормиться соком и через тонкую нежную весеннюю кору помогут эрвинии проникнуть в сосуды. Даже ползающие по молодым приростам будут переносить эрвинию в теплое и влажное дождливое лето. Сильный ветер хлещет веткой об ветку и вызывает ранки, также град, садовод с секатором в это время - все способствует проникновению огромных масс бактерий в сосуды.


Сочится «гной»

Июнь–июль всегда теплый и влажный. Эрвиния начинает вторую волну размножения в сосудах тонких молодых побегов. Достигнув нужной численности, бактерия включает гены, выделяет токсины, и в одну ночь вдруг одновременно на тысячах деревьев чернеют тонкие молодые веточки. Как будто деревья опалили огнем.

При этом у нее начинают работать жгутики, и она передвигается по сосудам не только с током соков, но и против движения сока. Чем моложе дерево, тем быстрей. В жаркую погоду она может поразить всё полутора–двухметровое дерево от кончика листьев до корня за 3 недели. При этом почти все современные интенсивные сорта яблонь и груш не имеют к эрвинии иммунитета .

5. Пятая особенность эрвинии - способность вступать в симбиоз с другими бактериями, а в последующем и грибами

Эрвиния не может жить на листе и коре дерева, а сиреневая псевдомона может. И все они способны производить экссудат на поверхности листа, плода и молодой коры. Например, пятнам парши всегда предшествует появление на листьях хорошо заметных светлых, хлоротических, маслянистых пятен, являющихся характерным признаком для бактериоза, а уж затем гриб парши, гриб монилии, гриб черного рака, гриб цитоспоры, размножившись в этой слизи, вырабатывают ферменты, убивающие защитный слой листа и коры. Затем вместе с грибом, в содружестве с псевдомоной, эрвиния доходит до сосудов растения. Хотя чаще она попадает в сосуды на хоботке сосущих вредителей.


В некоторых садах, особенно на севере, именно псевдомона способна вызывать кристаллизацию воды в коре даже при небольших и приводить к трещинам на коре. За это эрвиния очень любит псевдомону и дружит с ней.

Садовод видит молниеносную вспышку (по-научному – эпифитотию) парши на листьях, монилиоза на плодах и цветах (засыхание соцветий и плодовых веточек), вспышку цитоспороза с кольцевыми поражениями коры – и борется только с грибами. Или видит эпифитотию бактериального ожога – и борется с эрвинией. Но на самом деле это всегда симбиоз местных грибов и залетных бактерий .
Поэтому современные органические фунгициды, в чистом виде подавляя грибы (включая сапрофиты и симбионты), усиливают бактерию, а антибиотики, подавляя бактерии (включая полезные симбионтные), усиливают развитие грибов.


Вот мы и подошли к главному принципу лечения болезней сада.

Все как в медицине

Вначале надо убить вредные бактерии и грибы, используя комплекс комбинированных фунгицидов и антибиотиков, а затем заселить сад полезной микрофлорой.

Узнав о ключиках, о секретах эрвинии, будем бороться с ней последовательно, по уму. Это крупные садоводческие предприятия могут применять только разрешенные промышленные и антибиотики строго по схемам. А мы в своем саду, спасая свое любимое деревце от эрвинии, залетевшей к нам из колхозного сада, имеем моральное право использовать «любые запрещенные приемы» для борьбы с иностранной террористкой, проникшей на нашу территорию.


Почему эрвиния возникла и обзавелась смертельными генами на юге США?.. Потому что там на больших площадях промышленные сады. Тысячи односортовых промышленных посадок привиты на клоновые подвои. Клоновые подвои – это обязательно вирусы , и не один, а вся группа вирусов, поражающих яблони и груши.

Поэтому мой совет садоводу : хотите, чтобы в ваш сад эрвиния прилетела первой - приобретите саженцы у перекупщиков с юга, привитые на дешевые, зараженные вирусами клоновые подвои, привейте в крону зараженные черенки, полученные от ненадежных продавцов, – и на ваши ослабленные растения прилетят все бактерии и грибы с округи, включая эрвинию, и ваши деревья погибнут первыми.


Я свой последний сад высадил по монастырскому методу . Семена от местной здоровой и "Аниса" высаживал в землю на постоянное место и на них оздоровленные, без вирусов, черенки. Вот уже 15 лет саду, а бактериальные и тяжелые грибковые болезни мой сад обходят стороной.

Лечение. Препараты

В округе появилась эрвиния-американка, у вас в прошлом году несколько веточек на грушах почернело. С чего начинать?

Ключевое звено - это две недели весны , от сокодвижения до цветения.

Поищите на своих деревьях: нет ли трещин на коре, откуда сочится сок, и не сочится ли белый вязкий экссудат. Зачистите трещину от грубой коры и наложите повязку с антисептиком. Я в век суперэффективных антибиотиков не советую применять для лечения препараты меди и другие дезинфицирующие вещества из прошлого и позапрошлого века .

Растворите таблетку Офлоксацина в литре воды, смочите кусок марли, приложите на очищенную рану, накройте полоской стретч-пленки и чем-нибудь эту пленку закрепите. остановит развитие эрвинии, но ее не убьёт. Офлоксацин – более сильный бактерицид для всей группы грамотрицательных бактерий, проникнет глубоко в ткани и убьет практически всю инфекцию.


Можно не позже, чем за 10 дней до цветения опрыскать все дерево Офлоксацином - 2 таблетки на ведро. Можно опрыскать хотя бы препаратами меди или цинка, хлорокисью меди или цинебом. Но качественным. И забудьте о старинной бордоской жидкости или медном купоросе, они очень токсичны для растения. Хлорокись меди в десятки раз эффективней и менее токсична для тканей дерева. Жаль, она не проникает в ткани дерева на большую глубину, но инфекцию сверху подавит, мухи и пчелы на своих лапках ее носить не будут.

Набухли бутоны, осталось пару дней до массового цветения...

Надо лечить не дерево, а обеззараживать пчел и мух

Стандарт - это опрыскивать дерево антибиотиком, начиная именно с этого времени. Во всем мире применяют стрептомицин в смеси с тетрациклином. Или более современный касугамицин. У нас не хуже Фитолавин. Добавка тетрациклина нужна, так как он на 100% предотвращает выработку устойчивости эрвинии к стрептомицину.

Тетрациклин и стрептомицин применяют в промышленных садах, потому что они очень дешевы. Легко наладить их производство. Но современные медицинские антибиотики, конечно, более эффективны. Стрептомицин разрушается за несколько дней и плохо проникает в ткани дерева. В сосуды не попадает.

Я бы посоветовал использовать Ампициллин. В ткань растения проникнет глубоко, для пчел абсолютно не токсичен, на дереве держится дольше, флакон 1 грамм на ведро стоит 10 р.

Но есть маленький секрет, я его вычитал в монографиях ученых, лечивших бактериозы деревьев еще в 60 годы. Они пенициллиновыми антибиотиками опрыскивали деревья за несколько дней до цветения. Добавляли на ведро стакан сахара и ложку меда вместо синтетического прилипателя. Пчелы и мухи при избытке такой подкормки полностью отказывались от «гноя», выделяемого эрвинией, а питались только сахарно-медовым сиропом с пенициллином. Даже случайные бактерии эрвинии, попадая на пчелу, перепачканную антибиотиком, быстро гибли. Перенос эрвинии на пестик распустившихся цветков не происходил. Эрвиния в период цветения не смогла увеличивать свою численность в миллионы раз, эпидемический процесс прерывался в самом начале.


Попробуйте так сделать пару раз до цветения и в самом начале цветения, у вас получится. Затем с промежутком 3-5 дней дважды опрыскайте цветущий и отцветающий сад Фитолавином (стрептомицином), желательно в конце цветения не забыть добавить препарат против грибов, лучше всего Скор в смеси с Фитолавином. Они хорошо сочетаются. А еще через пару недель в период отрастания побегов можно применить комбинированный контактно-системный фунгицид, содержащий хлорокись меди, еще лучше – Цинеб. Препаратом выбора могут быть Ридомил Голд или Акробат.

Середина лета – новый важный этап профилактики

Середина лета, отрастают нежные побеги, и как бы мы ни боролись с эрвинией в период цветения, отдельные пестики, невидимые нашему глазу, могли быть заражены. Поэтому, как только наступает сезон теплых дождей, надо опрыскать сад препаратами, надежно убивающими эрвинию. Препараты меди, или йода, или серебра, конечно, заблокируют для эрвинии небольшие трещины на коре, но надежней применить антибиотики системного действия .

Фитолавин процентов на 80 снизит поражение молодых веток в это время. Но если вы обработаете сад Ампициллином и Офлоксацином (или вместе, или с перерывом в неделю), то они великолепно всосутся через листья и смогут убить эрвинию, даже попавшую в сосуды растения.

Двух–трех таких обработок для профилактики и для лечения легких поражений более чем достаточно. Если растение заболело тяжело, вы заметили болезнь, когда стали усыхать большие ветки, а из ран на коре стал сочится белый экссудат, спасти растение можно только капельницами антибиотиков. Но это отдельная тема - реанимация больных деревьев.

Мне прислал серию фотографий садовод из Днепропетровска. Он по моему совету лечил молодые груши, у которых появились признаки бактериального ожога. За сезон он раз в 2 недели просто опрыскивал деревца стрептомицином, чередуя с препаратом Скор. Эффект был получен после первых же опрыскиваний. Болезнь остановилась, стали отрастать новые побеги со здоровыми листьями, и осенью деревца выглядели совершенно здоровыми. У соседей больные деревья погибли, хотя они опрыскивали их медным купоросом.

Осень. Профилактика морозобоин

Эрвиния перестает размножаться, превращается в капсулы. В этот момент антибиотики ее не достают. Эрвиния надеется, что садовод допустит ошибки, растение в зиму уйдет ослабленным грибами и вирусами, перекормленным , и в неблагоприятную зиму с морозами, чередующимися с оттепелями, на коре появятся морозобоины и трещины. Это лучшее, о чем может мечтать эрвиния для своего размножения.

В помощь ей и псевдомона, она скапливается в развилках деревьев, отходящих под острым углом и выделяет токсин, снижающий морозостойкость дерева. Поэтому предзимняя обработка дерева препаратами меди или цинка эрвинию не достанет, а псевдомону погубит.

Мой друг фермер и предприниматель Дмитрий Маджар прислал мне на испытание великолепные препараты Бионур и Тиофер, содержащий тиобацилы. А это что за звери?

Я советую испытать тиобацилы в ваших садах как для защиты от весенних заморозков, так и для защиты от зимних стрессов.

Органические методы борьбы с бактериозами растений.

Я всегда после применения фунгицидов или антибиотиков в своем саду, как только заканчивается их действие, через 3-5 дней опрыскиваю сад качественным . На эту тему у меня десятки статей. Миллионы симбионтных для растения грибов и бактерий защитят листья и кору от вторжения патогенных бактерий и грибов.

Недавно в продаже появились высокоэффективные микробиологические препараты нового поколения - Стимексы.

Можно о них прочитать в Интернете в статьях Александра Харченко. Они содержат до 15 видов полезных бактерий, которые от бактериозов защищают лучше антибиотиков, при этом не нарушают экологию сада, а так же, как АКЧ, и совместно с АКЧ улучшают и быстро восстанавливают биологическое разнообразие биоты в почве и биоты на листьях растений.

Поэтому в своем новом саду я полностью отказался от , уничтожения , интенсивного применения минеральных удобрений. Я не надеюсь на , а ежегодно и помногу вношу органику, в основном грубую . Но помню, что скошенная листва и свежий в приствольном круге в молодом саду – это рассадник патогенных бактерий и грибов, прежде всего фузариоза и псевдомонад. Поэтому такую органику надо обязательно поливать АКЧ или стимексами .

В старом саду, когда в почве сформировалость естественное биоразнообразие, можно вносить все: и опилки, и щепу, и мусор с листвой из старых парков, и любой навоз. Биота молниеносно перерабатывает все, была бы влага. Но все делать надо по уму, следить за приростом молодых веток в июле, чтобы растение не жировало, не было азотистого перекорма.

Согласитесь, по фотографиям довольно сложно ставить диагноз, но вполне возможно, что это бактериальный ожог.

БАКТЕРИАЛЬНЫЙ ОЖОГ - ОЧЕНЬ ОПАСНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ! Поражает как плодовые, так и декоративные растения, всего порядка 170 культур. Без лечения приводит к гибели растений и даже целых садов. Наиболее подвержена бактериальному ожогу груша.

Распространению инфекции способствует массовая продажа южных саженцев, причем зачастую нелицензионных, из весьма сомнительных источников. Чтобы не занести заразу в свой сад, не покупайте саженцы на стихийных рынках, у случайных продавцов, с машины около дорог.

ВНИМАНИЕ! Часто бактериальный ожог путают с грибковыми болезнями, например, с монилиальным ожогом. От грибковых заболеваний применяют медьсодержащие препараты, которые НЕ помогают при бактериальном ожоге. Неправильное лечение приводит к гибели дерева всего за пару лет.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

О методах лечения бактериального ожога существуют разные мнения. Одни садоводы утверждают, что лучшее "лекарство" -пила и топор, то есть больное дерево безнадежно и его нужно уничтожить. Другие предлагают использовать антибиотики. Третьи категорически против использования антибиотиков для продуктов питания. Как поступать -решайте сами. А для примера - мнение Геннадия Федоровича Распопова.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Впервые с этой болезнью я столкнулся лет семь назад, когда приобрёл черенки новых сортов груш и привил в своём саду. Через год я увидел странные ожоги на большинстве этих молодых груш. В июне верхушка побегов имела вид, как будто её ошпарили кипятком. Листья и тонкие концы побегов почернели и усохли.

Сначала я решил, что это обычные грибковые поражения типа мучнистой росы. Но потом более внимательно просмотрел фотографии болезней груш, вызванных грибками, и понял, что у меня что-то новое. Так я узнал, что в свой сад занес не грибковую, а бактериальную инфекцию - бактериальный ожог.

Стал изучать доступную литературу. Везде только одна рекомендация: обрезать, выкорчевывать и сжигать пораженные растения. Изредка встречались советы проводить обработки медьсодержащими препаратами.

Посмотрел зарубежную литературу. Там советы другие. Эта болезнь открыта и изучается с 80-90 гг., хорошо известна. И лечат её современными антибиотиками.

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ЭТА НАПАСТЬ?

Возбудитель болезни - Erwinia amylovora - граммотрицательные бактерии из семьи Enterobacteriaceae. Природный резервуар инфекции - Северная Америка, откуда она распространилась на большую часть остального мира.

От бактериального ожога сильно страдают сады в Канаде, США, Новой Зеландии, Австралии, Японии, странах Западной Европы. В последние годы болезнь появилась в западных районах Украины, Литве, отмечены вспышки инфекции и во многих районах России.

КАК ВЫГЛЯДИТ БАКТЕРИАЛЬНЫЙ ОЖОГ?

Обычно первые признаки можно обнаружить весной на одиночных или всех цветках в розетке. Пораженные цветы сначала как бы вянут, затем быстро засыхают, приобретая коричневый цвет, и чаще всего остаются на дереве до осени. Болезнь распространяется на цветоножку, которая сначала становится темно-зеленой, затем чернеет. С пораженных цветков инфекция переходит на листья и молодые побеги, откуда может распространиться по всему дереву.

Чаще болеют молодые саженцы и деревья.

Характерный признак бактериального ожога: на пораженных ветках выделяется особая жидкость - экссудат. В ней содержатся миллионы новых бактерий. Со временем эта жидкость темнеет и густеет. Остается висеть каплями на ветках и стволах.

КАК ПРОИСХОДИТ ЗАРАЖЕНИЕ

Болезнь развивается стремительно, передается насекомыми-вредителями и опылителями, а также с режущим инструментом, может передаваться даже ветром.

Богатая органикой почва или азотные подкормки только усиливают ожог. На бедных почвах молодые груши болеют меньше.

Зимой инфекция находится в состоянии покоя. Зараженные ткани растения содержат жизнеспособные бактерии, однако новое заражение происходит летом, когда из трещин в растении появляется экссудат, содержащий миллионы новых бактерий. Гибель всего растения происходит при массивной инфекции, когда с соками микроб доходит до корней, и чернеют даже корни.

ЧЕМ ЛЕЧИТЬ РАСТЕНИЯ?

Возбудитель болезни Erwinia amylovora (Эрвиния амиловара) - это такая же бактерия из семейства Enterobacteriaceae, как и Escherichia и Shigella, Salmonella и Yersinia, которые вызывают расстройства пищеварения у людей. Поэтому на нее так же хорошо действуют препараты, используемые при лечении поносов у человека. Их можно купить в аптеке.

Важно не путать бактериальный ожог с грибковыми болезнями, которые советуют лечить медьсодержащими препаратами, но эти средства не действуют на бактериальный ожог!

Например, в западных садах используют антибиотики типа стрептомицин и террамицин и достаточно успешно, а большого эффекта от медных препаратов не видят.

Не стоит использовать стрептомицин много лет подряд ввиду опасности появления микробов-мутантов с резистентностью к антибиотикам. Поэтому через год можно взять 2 таблетки любого тетрациклина из ветеринарной аптеки и также растворить в 5 литрах воды.

Неплохие результаты даёт опрыскивание трихополом: 10 таблеток на 1 литр воды (воду нужно использовать нехлорированную). Провести 4-5 обработок с интервалом 10 дней.

В последние годы в продаже появился препарат, специально созданный для лечения бактериозов у растений, - ФИТОЛАВИН. Это антибиотик стрептомицинового ряда с добавкой прилипателей. Фитолавин нужно применять по инструкции и главное, делать это ПРОФИЛАКТИЧЕСКИ, то есть не допуская болезни.

Когда я впервые обнаружил бактериальный ожог на своих растениях, Фитолавина не было. Я применял стрептомицин. Он во флаконах по 500 тыс. ед., продается в аптеках и очень дешев. Доза - 1 ампула на 5 литров воды, этого количества хватит для обработки десятка молодых деревьев.

Сейчас можно применять Фитолавин. Но я советую на ведро воды положить 1 ампулу фитолавина и 1 флакон 1 000 000 стрептомицина. Тогда эффект будет еще более сильный.

А ЭТО НЕ ОПАСНО?

Мне задавали вопросы: "А не опасно ли применение антибиотиков?"

Я по профессии врач. Опыт использования антибиотиков в своем саду имею большой, их не боюсь, поэтому и даю советы тем, кто захочет их использовать.

Микроб вырабатывает устойчивость строго к конкретному антибиотику. Так что к пенициллинам перекрестной устойчивости не будет.

В почве миллиарды микробов и грибков, и все они постоянно вырабатывают антибиотики. Наш организм к этому привык.

В туберкулезных отделениях раньше стрептомицин вводили больным миллионами единиц (миллиграмм), причем длительными курсами по несколько месяцев, и они выжили. Не ослепли и не оглохли. А те дозы, что вы примените для растений, будут для вашего сада неотличимы от почвенного фона.

А вот предлагаемая альтернативная "химическая защита" в массе своей более токсична и аллергенна, так как искусственно создана, и не природой.

При дозе 1 г стрептомицина на 10 литров воды раствор получается абсолютно не токсичный. Можно опрыскивать и листву, и плоды.

КОГДА ОБРАБАТЫВАТЬ?

Лучше обработать в июне, когда бурно отрастают побеги - это для профилактики. А если растения заболели, то опрыскивать нужно немедленно, сразу после обрезки - удаление всех пораженных веток.

Важно срезать побеги с захватом здоровой ткани (до 20 см здоровой ветки)! Все срезы тщательно обработать раствором препарата, а после подсыхания - садовым варом или водоэмульсионной краской.

Повторить опрыскивание через 2-3 недели, а также после сильного дождя и наступления жаркой погоды.

Дополнительно можно применять стимуляторы иммунитета - Иммуноцитофит, Силк или Циркон.

Распопов Геннадий Федорович

Материалы с сайта http://sadisibiri.ru/raspopov-bakter-ogog.html

Опасное карантинное заболевание многих видов плодовых культур - бактериальный ожог плодовых - распространяется, прежде всего, с посадочным материалом растений-хозяев (черенки, саженцы), которые содержат скрытую инфекцию.

История и география распространения бактериального ожога плодовых

Среди болезней растений, входящих в «Перечень регулируемых вредных организмов, ограниченно распространенных в Украине», эту болезнь - бактериальный ожог плодовых культур, без преувеличения можно считать важнейшей и самой опасной, ведь хозяевами возбудителя бактериального ожога является более 170 видов растений из 28 семейств. Чаще всего поражаются растения семейства розоцветных (Rosaceae). Высокочувствительными к бактериальному ожогу являются восемь родов: кизильник (Cotoneaster), боярышник (Grataegus), айва (Cydonia), яблоня (Malus), груша (Pyrus), рябина (Sorbus), пираканта (Pуracantha), странвезия (Stranvesia). Кроме этого, данный патоген за короткий промежуток времени способен уничтожить плодовые насаждения на значительных площадях, бактериальный ожог плодовых составляет реальную угрозу для крупных промышленных яблоневых и грушевых садов, а также плодопитомников. Экономический ущерб выражается не только в снижении урожая, болезни плодовых деревьев и их полной гибели, но и в затратах на выкорчевывание и восстановление садов.

Бактериальный ожог плодовых культур (Erwиnia amylovora (Burill) Winslow et al.) Известен в Северной Америке с конца XVIII в., Когда в штате Нью-Йорк (США) впервые развитие болезни заметили на грушах и айве. Ввоза в США новых европейских сортов плодовых деревьев, которые оказались восприимчивыми к возбудителю бактериального ожога, привело к увеличению площади очагов и быстрого распространения болезни на всем североамериканском континенте. Сейчас ареал распространения бактериального ожога плодовых в Северной Америке почти полностью совпадает с ареалом выращивания семечковых плодовых культур.

Начиная с конца XIX в., бактериальный ожог плодовых деревьев распространился Северной и Южной Америке и нанес значительный ущерб грушевым и яблоневым садам в США, Канаде, Мексике, Чили, Гватемале. В США в 1900-1910 гг. Болезнь ежегодно наносила ущерб в 2 млн долл. В период 1951-1960 гг.от бактериального ожога плодовых ежегодно теряли 6 млн долл.

В 1933-1937 гг. бактериальный ожог плодовых из США был завезен в Японию и Китай, где возбудитель поразил груши, яблони, абрикос, сливу, вишню и другие растения из семейства розоцвитих.Розвиток торговых отношений способствовал распространению бактериального ожога в мире. В 1964 г.. болезнь была обнаружена в Египте, в регионах с повышенной влажностью. Здесь возбудитель поразил яблоневые и грушевые сады в дельте Нила, и к середине 70-х заболевания приобрело катастрофические размеры, что повлекло значительный ущерб плодоводству страны. В частности, потери урожая груш достигали 95%.

Первые достоверные сведения о появлении ожога в Европе были получены из Англии в 1957г. Болезнь (бактериальный ожог плодовых) обнаружили в районе Кента на грушах. Она распространилась в южных и западных районах Англии и Уэльса, поразив не только грушевые и яблоневые деревья, но и декоративный боярышник, многочисленные розоцветные в парках и частных садах. В связи с этим попытки искоренения болезни - бактериального ожога плодовых, стали безуспешными, а убытки от ожога значительными. В южной части Англии в 1967 г.. было уничтожено более 20 тыс. деревьев груши и 19 тыс. других растений-хозяев.

В 1966 г. болезнь- бактериальный ожог плодовых,была зарегистрировано в Польше и в Нидерландах. В 1966-1967 гг. в Нидерландах выкорчевали около 8 га насаждений груш, а также почти 21 км живой изгороди из кустов боярышника. В Дании бактериальный ожог плодовых обнаружили в 1968 на грушах, яблонях, боярышника, кизила, рябине, пираканта на площади 42 га. Трехлетние усилия по ликвидации болезни не дали результатов. Она распространилась в южном и юго-западном направлении, и в 1971 г. ее - болезнь бактериальный ожог плодовых,обнаружили в Германии, на границе с Данией. В Западной Германии в 1971 выкорчевали 18 тыс. деревьев (стоимость затрат составила 350 тыс.марок).

В 1972 p. Е. amylovora зарегистрировано во Франции, Бельгии и на турецком побережье Черного моря. Но большие площади во Франции и Германии до сих пор остаются свободными от заболевания, возбудитель которого может преодолеть Альпы и Пиренеи.

В Норвегии за период с первого обнаружения болезни до 2003 г.. (1986-2003 гг.) Экономические потери составили более 1,5млн евро.

В 1989 г.. бактериальный ожог плодовых обнаружен в Армении, где были уничтожены десятки гектаров грушевых и айвовый деревьев. В Румынии ожог зарегистрировано в 1992г., а в Венгрии - в 1996. В Словакии впервые было обнаружено бактериальный ожог плодовых в июне 2003. В июне-июле 2005 было обнаружено восемь очагов болезни бактериальным ожогом плодовых в южной, центральной и восточной частях Словакии.

Согласно данным Европейской и Средиземноморской организации карантина и защиты растений (ЕОКЗР), очаги бактериального ожога зарегистрировано почти во всех европейских странах (кроме Финляндии) и в Турции. В Азии - в Израиле, Ливане, Турции, Иордании и Иране; на африканском континенте - в Египте, Алжире, Марокко.

Благоприятные климатические условия для развития болезни бактериальный ожог плодовых и существования дикорастущих растений-хозяев создают серьезную опасность для Средиземноморского региона. Ущерб, который наносит болезнь, здесь достаточно ощутим. Сорта груш, которые чувствительны к бактериальному ожогу (Passe Crassane, General Leclerc и др.), значительно повреждаются и имеют тенденцию к вырождению. Ущерб, который болезнь может нанести в экосистемах региона, - непредсказуем.

В Беларуси бактериальный ожог плодовых был обнаружен в 2007г.в Брестской и Минской областях. В том же году болезнь обнаружили в Латвии. В Российской Федерации на сегодняшний день, по официальным данным Россельхознадзора, карантинные зоны по бактериальному ожогу плодовых установлено в Воронежской, Тамбовской, Липецкой, Калининградской, Волгоградской, Самарской, Саратовской областях и в Карачаево-Черкесской Республике на общей площади 19,7 тыс. га.

В Украине впервые E. amylovora обнаружено в 1999 году в Черновицкой области. Карантинный режим был введен на площади 150 га. Затем обнаружили единичные очаги возбудителя бактериального ожога плодовых в Закарпатской области на приусадебных участках граждан в Береговском, Виноградовском, Ужгородском и Иршавском районах. Впоследствии очаги болезни в этих областях были ликвидированы, и карантинные режимы отменены.

По состоянию на 01.01.2013 г. карантинные режимы в отношении бактериального ожога плодовых установлено в Винницкой, Ивано-Франковской, Львовской и Ровенской областях. Общая площадь заражения E. amylovora в Украине составляет 61,0172 га.

Биоэкологические особенности возбудителя и бактериального ожога плодовых культур

Возбудитель заболевания бактериального ожога плодовых- (бактерия) относительно устойчив к условиям внешней среды. Установлено, что на солнечном свете в каплях экссудата бактерия погибает только через 22 ч, а без света сохраняется в экссудате более двух месяцев. В почве, при благоприятных условиях, бактерии бактериального ожога плодовых сохраняют жизнеспособность не более 38 дней, в срезанных побегах, в зависимости от условий, - 3-29 дней.

Ожог цветов - первая типичный признак проявления бактериального ожога - появляется весной в период цветения плодовых деревьев. Цветы вянут, засыхают, меняют окраску от коричневого до черного. Пораженные цветы могут опадать, но чаще они остаются на растении. Инфекция от цветов передается на соседние листья и веточки. Иногда поражения цветов может привести к потере целой ветви или дерева.

В течение нескольких дней инфекция распространяется побегами на 15-30 см или более. Инфицированные бактериальным ожогом культуры меняют окраску от светло до темно-коричневого на яблонях и от темно-коричневого до черного - на грушах.

Листья могут стать инфицированными после того, как бактерии бактериального ожога плодовых попали к ним непосредственно через устьица на листьях или, чаще, из-за ранений, нанесенных насекомыми, градом, ветром. Пораженные листья остаются на ветвях, отдельные ветви или целые деревья выглядят будто опаленные огнем, отсюда и название болезни - «ожог плодовых».

Плоды (особенно молодежи) также чувствительны к возбудителю заболевания. Недозрелый плод может инфицироваться через естественные поры, ранки или через плодоножку от соседнего плода или цветка. Заболевания плодов особенно интенсивно развивается после дождей с градом. Они становятся коричневыми и черными. Часто из пораженного плода выделяется липкая жидкость от молочного до янтарного цвета (бактериальный экссудат).

Наиболее благоприятными условиями для развития заболевания бактериальным ожогом плодовых является относительная влажность 80% и температура воздуха 18 ... 29 ° С. Летом, в связи с потеплением, развитие заболевания замедляется.

Основными переносчиками возбудителя ожога плодовых на небольшое расстояние являются насекомые (пчелы, осы, мухи, шмели и фитофаги-тли, галлицы и т.д.). Заболевание может передаваться во время окулировки дичков, на что следует обращать особое внимание на использование прививочного материала других сортов плодовых деревьев. Между районами и странами бактериальный ожог плодовых распространяется зараженным посадочным и прививочным материалом.

Бактериальный ожог плодовых при благоприятных во время цветения погодных условиях может привести к значительному снижению урожая, а иногда и полностью его уничтожить. Кроме того, отмирание побегов, ветвей, а иногда и гибель деревьев приводит к потерям урожая следующего года. Ход развития инфекции бактериальным ожогом настолько быстр, что даже при применении неотложных мер после первого обнаружения симптомов невозможно сохранить деревья, и они погибают. Экономические потери при этом могут быть чрезвычайно большими. Как правило, поражение плодовых насаждений бакериальным ожогом достигает 20-50%, при этом от 10 до 20% больных деревьев погибает. Больших затрат требует работа по выявлению и локализации новых очагов бактериального ожога, а также меры химического и биологического контроля болезни в местах ее распространения. Соблюдение строгих карантинных требований для стран - экспортеров фруктов приводит к росту себестоимости производства плодов.

Профилактика и организация защиты от бактериальго ожога деревьев

В защите плодовых культур от бактериального ожога большое значение имеют своевременное выявление, прогнозирование появления и развития инфекции в зонах повышенного риска. Для своевременного выявления болезни следует проводить мониторинг плодовых насаждений. Установлено, что симптомы заболевания бактериальным ожогом плодовых могут проявляться в трех периодах вегетации растений: цветение, интенсивный рост молодых побегов и осеннее усиленное сокодвижение. Эти периоды фитосанитарные инспекторы обязательно учитывают при планировании проведения обследований плодовых насаждений.

Для предотвращения распространения болезни - бактериального ожога плодовых, предлагают интегрированную программу химических мероприятий в сочетании с улучшением санитарного состояния садов, подрезкой, выкорчевыванием, подпиткой деревьев и использованием устойчивых или толерантных сортов. В Северной Америке опрыскивание стрептомицином в период цветения дает достаточно хороший эффект. В Европе стрептомицин запрещено к использованию в сельском хозяйстве, поэтому испытывают другие химические препараты, такие как: Фламеквин, Касугамицин, Фосетил. Для сдерживания развития бактериального ожога плодовых рекомендуют обработку медьсодержащими препаратами с интервалом пять дней, с периода открытия 5%, 50%, 100% цветов.

В одном из очагов бактериального ожога плодовых в Украине (Ровенская область, Березновский р-н) в течение одного вегетационного периода (май-октябрь 2011) с момента обнаружения карантинной болезни проведено уничтожение пораженных деревьев (выкорчеваны и сожжены 11,7 тыс. шт. саженцев). В то же время в очаге болезни провели двукратную обработку с усиленными дозами внесения медьсодержащих препаратов (медовый Экстра, 3,5-4 л / га). Кроме химических мероприятий, проводили улучшения санитарного состояния сада, а именно - подрезку деревьев. Все рабочие инструменты (секаторы, лопаты, технические средства) было продезинфицированы 3-5% раствором медного купороса.

В следующем году, в фазе спящей почки 29.03.-01.04.2012 на костре проведена обработка яблонь препаратами медовый Экстра (3,5 л / га) + Аплауд (2 л / га).

Дальнейшие обработки проводили:

  • через 11 дней - Актара (0,15л / га) + Косайд 2000 (2л / га);
  • через 13 дней - Мерпан (2,5 кг / га) + Строби (0,2 кг / га) + Моспилан (0,25 кг / га);
  • через 5 дней - Казумин (3л / га) + Калипсо (0,2 кг / га).

В летний период текущего года землевладелец обрабатывал сад такими фунгицидами, как Терсел, Делани, Строби, Топсин, и инсектицидом Моспилан (для уничтожения насекомых-переносчиков).

Для профилактики бактериального ожога плодовых рекомендуют выкорчевывать дикорастущие плодовые и боярышник, которые могут быть носителями инфекций. К профилактическим мерам также относятся выбор устойчивых сортов. Современные сорта яблонь и груш имеют разную степень восприимчивости к поражению бактериальным ожогом. Иммунных сортов нет. По разным данным, восприимчивы к ожогу сорта яблонь: Айдаред, Джонатан, Гала, Женева, Апорт, Спартан, Чемпион, Мартовское, Витязь. Средне- и малоблагоприятные сорта: Джонаголд, Ампир, Боско, Голден Делишес, Ред Делишес, Кортланд, Пауларед, Пинова, Жигулевское, Красивое, Вишневое, Мечта, Мелба.

Деревья груш бактериальным ожогом поражаются сильнее, чем яблонь. Среди иностранных сортов наиболее восприимчиво Генерал Леклерк, Дуранда, Триумф Пакгама Санта Мария, груша Вильямса и др. Относительно устойчив к бактериальному ожогу сорт Конференция, занимает наибольшие площади в странах Западной Европы.

Из имеющихся мер борьбы с бактериальным ожогом плодовых никто не дает полной гарантии оздоровления зараженной плантации, поэтому основными элементами предотвращения распространения бактериального ожога плодовых является использование здорового посадочного материала и своевременное выявление очагов инфекции.Завезення в Украину посадочного материала плодовых разрешается только при наличии фитосанитарного сертификата страны-экспортера и карантинного разрешения на импорт, после обследования партии и проведения фитосанитарной экспертизы.

С целью уничтожения очагов бактериального ожога плодовых и предотвращения дальнейшего распространения следует применять следующие меры:

  1. Корчевание и сжигание растений в насаждениях, где усыхание деревьев достигает более 30%. Если заражение бактериальным ожогом незначительно, допускается удаление отдельных пораженных ветвей (при выпиливания пораженных ветвей захватывают здоровую ткань на 20-40 см ниже видимой границы поражения). Обязательное дезинфекция садовых инструментов 10% -м раствором медного купороса, 70% -м метиловым спиртом или 10% раствором гипохлорита натрия - NaOCl - и дезинфекция срезов 1% раствором медного купороса и обмазки их садовым варом или эмульсионной краской.
  2. Удаление дикорастущих растений-хозяев, особенно боярышника и кизильника, растущие на расстоянии ближе 500 м до сада.
  3. Борьба с насекомыми-переносчиками.
  4. Отказ от летних операций в зараженных насаждениях.

Использование антибиотиков в период цветения в очагах распространения инфекции бактериального ожога. Самым популярным является стрептомицин, в Европе используют другие препараты, такие как: Plantomicin, Kasugamicin. В Российской Федерации использование антибиотиков в сельскохозяйственных целях запрещено. В «Перечень пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к использованию в Украине» антибиотики также не внесены.

Для снижения развития инфекции бактериального ожога и профилактики новых заражений используют химический метод. Современные фунгициды, кроме медьсодержащих, не влияют на возбудителя ожога. При угрозе распространения бактериоза в насаждениях обработки медьсодержащими препаратами проводят, начиная с фенофазы зеленый конус до окончания активного роста однолетних побегов с интервалом 10-14 дней.

Конкретные меры борьбы определено Государственной фитосанитарной инспекцией, в которой обязательно необходимо обратиться при обнаружении на растениях характерных симптомов развития бактериального ожога.

А. Челомбитко, зам. директора Департамента фитосанитарной безопасности Госветфитослужбы Украины, начальник управления карантина растений, зам. главного государственного фитосанитарного инспектора Украины,

А. Башинская , завсектором фитосанитарного контроля и анализа рисков управления карантина растений Госветфитослужбы Украины,

В. Мелещук , начальник управления государственного надзора Государственной фитосанитарной инспекции Ровенской области

Президент Ассоциации садоводов России (АППЯПМ), председатель Ассоциации садоводов-питомниководов (АСП-РУС), доктор сельскохозяйственных наук

И.М. Зуева, канд. с.-х. наук

Н.П. Сёмина, канд. с.-х. наук

Бактериальный ожог плодовых культур

В последние годы в садах наблюдаются вспышки бактериального ожога («бактериоза»). Имеются сведения, что основными зонами риска являются Поволжье, Южный федеральный округ, Центральный федеральный округ, Северный Кавказ и др. Эта публикация была специально подготовлена, чтобы научить садоводов распознавать эту болезнь и бороться с ней, тем самым предотвращая массовый характер ее развития.

Активная инфекция бактериоза на однолетних приростах яблони

Бактериальный ожог плодовых культур (Erwinia amylovora) – наиболее опасное заболевание яблони и груши. Возбудитель поражает более 100 видов растений. Болезнь распространена в США, Канаде, Мексике, Чили, Колумбии, Новой Зеландии, Китае, Японии, Саудовской Аравии, Египте, Турции, Армении и большинстве европейских стран (Сметник, 2003). В последнее время появилась опасность её распространения и в России. Из-за высокой вредоносности возбудитель бактериального ожога относится к карантинным объектам. При благоприятных условиях для развития болезни от заражения до полной гибели дерева может пройти всего несколько недель (Беляев, 1998). Инфекция поражает все части растений. Наиболее подвержены заражению цветки, однолетние побеги и молодые завязи плодовых культур.

Гниль плода груши, вызванная Erwinia amylovora

Бактерии E. аmylovora – подвижные грамотрицательные палочки с большим количеством жгутиков на поверхности. Спор и капсул не образуют (Беляев, 1998). Весной, с началом сокодвижения, бактерии активизируются и начинают размножаться. Этому способствует высокая влажность воздуха и температура выше 18-20°С. В результате размножения бактерий появляется экссудат, выделяющийся на поверхность в виде мелких капель или незаметной тонкой пленки и являющийся источником первичной инфекции цветков, листьев и однолетних побегов.

Цикл развития бактериального ожога.

Если сильное размножение бактерий весной совпадает с цветением яблони или груши, существует опасность эпифитотии болезни. Крупные эпифитные популяции патогена обычно развиваются на рыльцах пестиков. Переносчиками инокулюма являются муравьи, пчелы, осы, шмели, мухи и тли (Braun, Hildebrand, 2006). Активная инфекция может развиваться в ходе выпадения дождей, обильной росы, смывающей бактерии с рыльца. Бактерии проникают в отверстия нектарников, где находят благоприятную среду для своего развития. Чаще всего проявление симптомов болезни бывает меньше количества колонизированных цветков (Buban, Orosz-Kovaes, 2003). На большие расстояния инфекция переносится птицами (преимущественно скворцами и дроздами) или с посадочным и прививочным материалом (Сметник, 2003).

Инфекция Erwinia amylovora на незрелом плоде груши

В листья, зеленые плоды, побеги и скелетные части растений бактерии проникают, главным образом, через ранки, трещины или натуральные отверстия, например, устьица. Спустя 36-48 часов после ранения бактерии редко могут заразить растения, а через 72 часа – практически не могут. На солнечном свету в каплях экссудата бактерия может сохранять жизнеспособность до 22 часов, а без света – более 2 месяцев. Спелые плоды не чувствительны к инфекции. На развитие бактериального ожога влияют: концентрация инокулюма, относительная влажность воздуха, температура. Латентный период заметно увеличивается при снижении температуры с 29°С до 16°С (Norelli, Beer, 1984). Патогенность E. аmylovora управляется изменением физиологии хозяина. Замедлению либо ускорению развития болезни способствует обрезка растений, применение минеральных удобрений (особенно азотных и калийных) и регуляторов роста (Blachinsky и др., 2005).

Первые признаки инфекции можно обнаружить вскоре после цветения растений. Пораженные цветки становятся водянистыми на вид, затем темнеют и увядают. Засохшие цветки яблони приобретают темно коричневую окраску, груши – почти черную, и те и другие не опадают в течение сезона. На незрелых яблоках и грушах появляются маслянистые краснобурые или чернобурые пятна, за короткое время охватывающие всю поверхность плода, иногда с мелкими каплями экссудата. Со временем плоды мумифицируются.

Поражение бактериозом завязей груши

На листьях яблони вначале появляются небольшие красноватые (у груши темно бурые) некрозы между жилками, которые распространяются к периферии, увеличиваясь в размере. Молодые зеленые побеги увядают, верхушки их загибаются в виде посоха. Сначала инфицированная ткань становится блестящей и покрывается маслянистой субстанцией, затем некротизируется и ссыхается. Во влажную погоду наблюдается обильное выделение бактериального экссудата молочно-белого, затем желтовато-янтарного цвета. На дереве инфекция распространяется сверху вниз, т.е. от однолетних приростов к более взрослым ветвям и штамбу. Кора скелетных ветвей в месте развития инфекции становится набухшей, влажной, под давлением пасока просачивается через трещины. Поражение одревесневших тканей в конце вегетации может проявляться едва заметными некрозами. При обширном поражении ветвей или штамба происходит отмирание частей кроны выше места инфекции. Сильно пораженное дерево выглядит, словно опаленное огнем. С наступлением жарких дней болезнь переходит в менее активную форму, и между здоровой и пораженной тканью наблюдается заметная граница, что проявляется характерной трещиной коры. Такой покоящийся очаг остается на зиму, а весной вновь происходит массовое распространение болезни. Имеются также данные о латентной инфекции возбудителя ожога в древесных тканях, развивающейся без заметных внешних проявлений (Сметник, 2003).

Начальные симптомы поражения листьев бактериями Erwinia amylovora

Отличительным признаком развития E. amylovora является выделение бактериального экссудата (Беляев, 1998), однако оно происходит в условиях высокой влажности воздуха, а при неблагоприятных для возбудителя условиях экссудат может отсутствовать, что может привести к неправильному определению болезни. Так, симптомы ожога могут напоминать зимние абиотические повреждения, развитие различных микозов коры и древесины, повреждения некоторыми насекомыми и т.п. Чаще всего сходство наблюдается при поражении бактериальным некрозом коры (Pseudomonas syringae). Но, в отличие от E. аmylovora, флуоресцирующие бактерии Р. syringae поражают деревья без экссудата и при более низких температурах воздуха (около 10-15°С). Возбудитель некроза продуцирует на среде Кинга способный к диффузии пигмент, дающий зеленую флуоресценцию. Поражение цветов яблони грибом Monilia fructigena и распространение инфекции на побеги также может внешне выглядеть как развитие E. аmylovora. Такие грибные патогены как Cytospora spp., Nectria galli-gena, Sphaeropsis malorum и некоторые другие иногда вторично заселяют поражения, инфицированные бактериальным ожогом, что значительно за-трудняет диагностику заболеваний. Для точного определения возбудителя используются: тесты на табаке (реакция сверхчувствительности по Klemety, 1976), на незрелых грушах (White, 1961), серологический анализ, иммунофлуоресцентный метод, dot-Elisa и метод ДНК-гибридизации. В 1992 г ЕОКР были опубликованы диагностические протоколы по ожогу плодовых.


Увядание однолетних приростов под действием бактериального ожога.

Современные сорта яблони и груши имеют различную восприимчивость к поражению бактериальным ожогом. Иммунных сортов нет. По данным различных литературных источников и наших наблюдений, очень восприимчивы сорта яблони: Айдаред, Джонатан, Гала, Женева, Апорт, Спартан, Чемпион, Скороплодное, Низкорослое, Мартовское, Витязь. Средне и мало восприимчивые сорта: Джонаголд, Ампир, Боско, Голден делишес, Ред делишес, Кортланд, Пауларед, Пинова, Жигулевское, Красивое, Вишневое, Мечта, Мелба. В значительной степени поражаемость растений зависит от подвоя яблони. Большинство карликовых подвоев (М9, М26, В9, Р2, Р22, Р29) очень восприимчивы к возбудителю ожога. Менее чувствительны: ММ106, М7, ММ111, 62-396, 54-118 (Van der Zwet, Bell, Blake, 1984).

Поражение концевых побегов бактериозом

Деревья груши поражаются сильнее, чем яблони. Среди иностранных сортов наиболее восприимчивы: Генрал Леклер, Дуранду, Триумф Пакгама, Санта Мария, груша Вильямса и др.(Сметник, 2003). Относительно устойчив сорт Конференция, занимающий наибольшие площади в странах Западной Европы.

Поражение штамба груши

Из существующих мер борьбы ни одна не дает полной гарантии оздоровления зараженной плантации, поэтому основными элементами предотвращения распространения бактериального ожога плодовых являются использование здорового посадочного материала и своевременное выявление очагов инфекции. Ввоз в Россию посадочного материала из стран, имеющих очаги бактериального ожога, разрешается только при наличии карантинного свидетельства. В яблоневых и грушевых садах необходимо проводить регулярные обследования растений, начиная с периода окончания цветения и до съема урожая.

Продвижение инфекции Erwinia amylovora с соцветий на штамб

В мировой практике используются следующие меры борьбы с бактериальным ожогом:

  1. Выкорчевка и сжигание растений в насаждениях, где усыхание деревьев достигает 30% и более. При слабом заражении деревьев допускается уда-ление отдельных пораженных ветвей кроны с захватом здоровой ткани 20-40см. ниже видимой границы поражения. Обязательным элементом явля-ется дезинфекция режущего инструмента 10% раствором медного купороса, 70% метиловым спиртом или 10% раствором гипохлорида Na, дезин-фекция срезов 1% раствором медного купороса и обмазка их садовым варом, либо эмульсионной краской (Беляев, 1998).
  2. Удаление дикорастущих кормовых растений, особенно боярышников и кизильников, произрастающих на расстоянии ближе 500м от сада.
  3. Борьба с переносчиками: тлями, медяницами и др. насекомыми.
  4. Отказ от внесения повышенных доз азотных удобрений, повышение неспецифической устойчивости растений к неблагоприятным факторам ок-ружающей среды (Blachinsky и др., 2005).
  5. Отказ от летних зеленых операций в зараженных насаждениях.
  6. Наиболее эффективным методом защиты растений в очагах распространения инфекции является использование антибиотиков в период цветения. Самым популярным является стрептомицин, в Европе его заменяют плантомицином, касугамицином и др. препаратами. В России использование антибиотиков в сельскохозяйственных целях запрещено.
  7. Химический метод используется для снижения развития инфекции и профилактики новых заражений. Современные фунгициды, кроме медьсодержащих, не влияют на возбудителя ожога (Paulin, Lachaud, 1984; Сметник, 2003). При угрозе распространения бактериоза в насаждениях обработки медьсодержащими препаратами проводят, начиная с фенофазы «зеленый конус» до окончания активного роста однолетних побегов с интервалом 10-14 дней.
  8. Кроме вышеуказанных препаратов против бактериального ожога в различных странах применяют гипохлорид соды, оксолиновую кислоту, фосэтил алюминия, регалис, бактериальные препараты (антагонисты Rahnella aquatilis Ra 39 и Pseudomonas spp. R1) (Laux, Zeller, 2002; Kbitman и др, 2005).

Растрескивание пораженной коры вызванное бактериозом яблони

Конкретные меры борьбы определяются Государственной карантинной инспекцией, обращение в которую является обязательным при выявлении характерных симптомов развития бактериального ожога.

Литература

  1. Беляев, С.В. Американский бактериальный ожог семечковых плодовых культур. /С.В. Беляев //Садоводство и виноградарство. – 1998г. — №4. – С. 14
  2. Сметник, А.И. Бактериальный ожог плодовых. /А.И. Сметник //Защита и карантин растений. – 2003. — №10. – С. 38-39
  3. Blachinsky, D. Effects of growth regulators and pruning on the susceptibility of pear trees to Erwinia amylovora. /D. Blachinsky, D Shitenberg, D. Weinthal, Sh. Manulis, E. Zamski // Phytoparasitica – 2005. — V.33, N 3.- P.294-295
  4. Braun, P.C. Epidemiology of fire blight of floricane fruiting red raspberry caused by Erwinia amylovora. / P.C. Braun, P.D. Hildebrand // Can. J. Plant Pathol. – 2006. – v.28, N1. – P. 95-99
  5. Buban, T. The nectary as primary site of infection by Erwinia amylovora (Burr.) Winslow et al: a mini reviem. /T. Burban, Zs. A. Orosz-Kovaes // Plant Syst. end Evol. – 2003. – 238.N1-4. – P. 183-194
  6. Klietman, F. Erwinia amylovora populations resistant to oxolinic acid in Israel: Prevalence, persistence and fitness. / F Klietman, D. Blachinsky, D Oppenheim, M Zilberataine, O. Drar, S. Manulis // Plant Pathol. – 2005. – 54.N2. – P.108-115
  7. Laux, P. Studies on the biological control of fire blight in Egypt (8 Symposium “New Aspects of Resistance Research on Cultivated Plants Bacte-rial Diseases”. Aschersleben, Nov. 15-16. – 2001). / P. Laux, W. Zeller //Bundesanst Z?chtungsforsch Kulturpflanz. – 2002. – 8.N3. – C.46-48
  8. Norelli J.L. Factor affecting the development of fire blight blossom insections. / J.L. Norelli, S.V. Beer //Acta Horticultural. – 1984. – 151:37-39
  9. Paulin, J.P. Comparison of the efficiency of some chemicals in preventing fire blight blossom infections. /J.P. Paulin, G. Lachaud // Acta Horti-cultural. – 1984. – 151:209-214

Перед началом лечением дерево, не обрезаются даже мертвые и больные ветки. Обрезание дерева до начала лечения бактериального ожога приводит к агрессивному росту бактерий в месте среза и лавинообразному распространению бактерий на живые ткани в зоне среза. Сверлится первое углубление винтовым шнековым сверлом, диаметром 8 мм, под небольшим наклоном, на глубину около 2 см. В наклоненных стволах и ветвях углубление сверлится перпендикулярно.

Другие сверла не дают ровный и чистый край, позволяющий герметично установить шланг. Глубина отверстия определяется возможностью закрепления шланга. Высота расположения нижнего отверстия от земли около метра. Рядом с отверстием не должно быть повреждений ствола, дупел, трещин, через которые будет вытекать закачиваемый состав.

Последнее редактирование: 28.11.15

Так же можно обойти кольцевую зону мертвой коры проставочными черенками в виде мостиков.

Через месяц, два, после начала лечения могут проявляться участки коры, омертвевшие ранее и невидимые на момент лечения, но после лечения дерева, высохшие от экссудата бактериального ожога, просевшие, потрескавшиеся и отслаившиеся. Эксудат наполнял уже мертвые участки коры до лечения и поэтому ранее эти участки были незаметны. На следующий год необходимо повторить лечение дерева для закрепления результата. Так же необходимо принять решение о лечении или полной вырубке соседних деревьев. Не вылеченные деревья будут являться разносчиками бактериального ожога на уже здоровые деревья.

Замена стрептомицина другими антибиотиками, кроме окситетрациклина гидрохлорида, не исследовалась.

Порошок окситетрациклина гидрохлорида категорически не подходит для самостоятельного создания водного раствора для стволовых инъекций, т. к. основание порошка через несколько минут, после приготовления водного раствора, выпадает в осадок, что приводит к невозможному капиллярному движению его в стволе дерева, а также приводит к закупорке входного отверстия выпавшим нерастворимым осадком. Поиск возможных других заменителей надо вести среди антибиотиков, которые активно подавляют грамотрицательные бактерии и не только легко растворяются в воде, но и стабильны в водном растворе длительное время. Искать надо среди антибиотиков для лечения желудочно-кишечного тракта. Например можно попробовать порошки гентамицина сульфат, канамицина сульфат, неомицина сульфат. Либо пробовать использовать готовые стабилизированные сложные растворы на основе воды, но они крайне дороги. Например Окситетрациклин 200 LA, Тетрациклин LA, Террамицин LA, Триховет, Байтрил, Геомицина ретард, Дизпаркол. Никакие суспензии не подойдут для стволовых инъекций для деревьев. Совмещать антибиотик с другими препаратами во время лечения через ствол нельзя. Лечение стволовыми инъекциями можно совмещать с опрыскиванием дерева любыми препаратами. Но, уверено сообщаю, что никакое опрыскивание никакими препаратами, включая антибиотические не могут вылечить дерево от бактериального ожога. Сам лично каждые два дня в течении месяца опрыскивал экспериментальную маленькую грушу высококонцентрированными растворами антибиотиков (окситетрациклином, стрептомицином и тримицином). Болезнь не развивалась, пока шло опрыскивание груши, но потом болезнь продолжилась в полном объеме. Нельзя использовать азотные удобрения для больных деревьев бактериальным ожогом или другими бактериальными болезнями. Азот способствует активному росту бактерий. Хранение водного раствора стрептомицина сульфата возможно в холодильнике до следующего дня. Нельзя использовать один и тот же инструмент для обрезки разных деревьев, предварительно не продезинфицировав его, например, протерев 5-10% раствором медного купороса.

На следующий сезон запланирован эксперимент по лечению бактериального ожога без применения стволовых инъекций и без антибиотиков абсолютно новым способом. Но ЕСЛИ! все получится, то этот способ подойдет для лечения промышленных садов от бактериальных и грибковых заболеваний. В промышленных садах, по законам России запрещено использование антибиотиков, по причине неконтролируемого привыкания бактерий при длительном использовании одного и того же антибиотика. Использование антибиотиков в подсобных частных хозяйствах законами не запрещено. Чтобы не пергружать итак большое сообщение, пока не поднимаю вопросы:

Бактериальный ожог на груше и других деревьях;

Использование других способов и средств для лечения бактериального ожога;

Применение стволовых инъекций садовых препаратов вместо традиционного опрыскивания;

Ошибочное диагностирование бактериальных болезней;

Побочный положительный эффект от лечения бактериального ожог;

Другие бактериальные заболевания растений

Мировой опыт лечения бактериального ожога.

Предлагаю откликаться любителей и профессионалов: медиков, физиков, химиков, садоводов и просто хороших, позитивных людей. Очень хочется лечение бактериального ожога сделать вполне доступным.

Примите в подарок результат тяжелого труда и многих длительных экспериментов. С любовью и уважением ко всем вам.

Последнее редактирование: 28.11.15

Регистрация: 25.11.09 Сообщения: 14.684 Благодарности: 10.462

Регистрация: 25.11.09 Сообщения: 14.684 Благодарности: 10.462 Адрес: Новая Москва

, потрясающая работа!! !
Еще бы понять по каким признакам диагностировать этот бакт. ожог и что он плохого дает...
Кстати:
Для подтверждения наличия возбудителя Erwinia amylovora требуется проведение лабораторных анализов , которые выполняются карантинными службами.
И как нам определять, что это - именно БО?
Вот у меня, к примеру, около 20% яблок и 5 -10% слив сгнивают на дереве. Это - что?
Спасибо!

Последнее редактирование: 28.11.15

  • Регистрация: 20.01.14 Сообщения: 11.668 Благодарности: 23.467

    Только при чем тут бактериальный ожог? На фото показаны повреждения коры от других болезней (скорее всего цитоспороз или рак коры, являющиеся грибными заблованиями). И применяемые "дополнительные" методы типа зачистки ран, обработки медными препаратами - и с делали свое дело.
  • Регистрация: 07.12.11 Сообщения: 139 Благодарности: 326

    Спасибо Андрей за поддержку. В этой ссылке есть ответ на ваш вопрос
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Бактериальный_ожог_плодовых_культур .
    Извините пожалуйста, что сам не отвечаю вам письмено.
    В интернете много материалов по диагностированию бактериального ожога.
    У меня на яблонях очевидный бактериальный ожог. Думаю, что возможны параллельные не ярко выраженные заболевания бактериальной формы у деревьев. Но все бактериальные заболевания деревьев можно лечить с помощью стволовых инъекций антибиотиков.
  • Регистрация: 07.12.11 Сообщения: 139 Благодарности: 326

    Только при чем тут бактериальный ожог? На фото показаны повреждения коры от других болезней (скорее всего цитоспороз или рак коры, являющиеся грибными заблованиями). И применяемые "дополнительные" методы типа зачистки ран, обработки медными препаратами - и с делали свое дело.

    vaska67 здравствуйте. Спасибо за отзыв. Цитоспороз и рак коры хорошо знаю. Вы правильно сообщили, что их легко лечить с помощью медного купороса. Вот фотографии дерева которое я вылечил от цитоспороза. Кстати это дерево параллельно болело и бактериальным ожогом. Бактериальный ожег тоже вылечил.

    Сейчас через два года кора выглядит еще лучше. Остались только затягивающиеся рубцы.

  • Регистрация: 07.12.11 Сообщения: 139 Благодарности: 326

    Одновременное лечение дупла и бактериального ожога у яблони.

    Если дерево имеет одно или несколько дупел и при этом болеет бактериальным ожогом, то можно использовать простой способ лечения. Дупла почистить ножом и стамеской, обработать пилой и почистить. Залить значительным количеством 10% раствора медного купороса. До полулитра на среднее дупло, около литра на глубокое дупло и несколько литров в сквозное дупло, проходящее по центру дерева. Дупла необходимо обрабатывать и лечить сразу все, которые имеются на дереве. Через неделю процесс повторить. После повторного заливания раствора медного купороса, сразу заложить дупла чистыми камнями с жидким раствором цемента и песка в соотношении 1-й части цемента на 2-е части песка. При этом заложить в дупло шланг для дальнейшего лечения дерева от бактериального ожога вводя раствор медного купороса в ствол дерева через шланг. После лечения шланг можно использовать для введения садовых препаратов вместо опрыскивания, инсектицидов, фунгицидов и т. д. Но это отдельная интересная тема. Через две недели нужно обрезать мертвые ветви и смазать срезы 10% раствором медного купороса, после высыхания обмазать большие срезы, более 10 мм диаметре, клеем ПВА. Через месяц или в следующем сезоне провести повторное лечение медным купоросом. Этот способ универсален для лечения дупел у деревьев и не больных бактериальным ожогом. Использование медного купороса показало огромный положительный эффект для дерева. Произошло обновление коры, увеличение размеров листьев и их количества, активный рост всего дерева. Желательно начать такое лечение в момент набухания почек. Если использовать медный купорос для лечения дерева после завязывания плодов, то решение употребления этих плодов в пищу каждый решает для себя сам.
    С уважением ко всем, Дмитрий.

  • Регистрация: 14.01.16 Сообщения: 136 Благодарности: 77

  • В продолжение темы:
    Отопление в нежилых помещениях

    В наши дни ландшафтный дизайн, как направление, развивается стремительными темпами. Дизайнеры и архитекторы занимаются оформлением участков и территорий в разнообразных...

    Новые статьи
    /
    Популярные